Скаэр
Специфического антидота не существует.
Сегодня такой хороший день.
От первого осторожного новорожденного движения и ровно до сейчас, пока, уже дома, пальцы бегают по кнопкам клавиатуры. Череда волшебных явлений и жестов давно пропала – они сбились в совершенный беспорядок и хором обманывают меня. Я не против. Дочиталась столь непростительно главная и важная книга (так давно хотел, и она, наконец, согласна), закончен рабочий день (и он не возражал, хотя выбор у него невелик), и чуть мрачные, но светлые и уставшие улыбки отстают от меня на пути домой – а я шагал, улыбался и щурился прохладному солнцу, и все мне доставляло удовольствие в этот день, от простых незаметных движений до всего, что было внутри и снаружи.
Так спокойно и легко, подаренная случайной находкой музыка, прекрасная, как гармония собственной персоной в изначальности, и спал груз всего, что так хочется сделать и наконец завершить, и на что все никак не хочет находиться время.
Есть ли бремя у освобожденности и осуществления? Есть ли бремя у счастья?
Чувство покидания, выхода за, шага с края. Не страх – скорее усилие рождения, не до – но в процессе. Падение прошло, стремительное пике, и вот, далекая окаемка последнего шага далеко внизу, и ты давно выше нее, и далеко, так, что, обернись, уже вряд ли увидишь. Крылья крепко держат воздух, гудят силой, ты твердо знаешь – чем дальше и выше – сильнее, сквозь напряженную пустоту. Но странное чувство – ностальгия, тоска, грусть, как тоска по родине, родной земле, жизни простой, невзрачной, незатейливой, пустой, автоматической и неподлинной. Неподвижной, где не нужны усилия и нет страхов, игрушечной, с игрушечными людьми, нездоровой, где всегда можно сослаться на нездоровье. Там так родно и защищенно, как в утробе, в которой лежать и лежать.
Наверно, я немного устал.
Два последних месяца стоили таких огромных затрат и вернули настолько большую отдачу, что даже не знаю, как все это через себя пропустить, и вырасти, еще хоть чуть-чуть, чтобы хватило «траффика» и места в себе, куда это все поместить, и вот ты уже здоровая, грузная и неповоротливая махина, живущая, как город по сторонам реки, вокруг огромного сияющего потока, и возникает вопрос внимания к мельчайшим частичкам и деталям, потому что как только ты решишь зачерпнуть что-то разом, обобщить, решив, что твоя новая величина должна оперировать большим, мир будет немедленно схематизирован и расчленен, и, в итоге, погибнет.
А мир – это и ты в том числе.

@музыка: волшебное

@настроение: волшебная

@темы: Фундаментальные, Извне Внутри