Скаэр
Специфического антидота не существует.
Часть третья. Милосердие.
Часть первая. Инициация.
Часть вторая. Призрак.
Часть четвертая. Поворот.

Все те же и все там же.
Изменилось немного, хотя некоторые сдвиги, конечно, есть.
Сегодня у нас солнышко с чистейшим небом от края до края, было бы жарко, если б не легкий прохладный ветерок.
Идиллия.

Сегодня у нас - легкие разборки.
Здесь, выражаясь языком литературным, "небольшие разногласия".
Ирония бы обязательно сейчас отмерила что-нибудь жизнеобещающее, но она уже получила на сегодня необходимую дозу трепки на килограмм живого мяса и сидит тихо в углу.

Я обхожу всех собравшихся, заглядывая каждому в глаза.
Наверное, по мне что-то заметно.
Навязчивое желание содрать кое с кого шкуру живьем, например. Неспешно так, с удовольствием. А потом повесить на веревке из этой же шкуры. Причем так, чтобы поболтался, не помер сразу.

Да, парень, ты превысил чашу моего терпения своими перлами.
И тебе – пушистый зверь.
Ибо я вцепился в твою глотку и не успокоюсь, пока не вычислю тебя.
Где-то ты здесь, среди них.

Сзади меня, прочно утвердившись на ногах, возвышается Сарказм.
Изрубленный в паштет. И улыбающийся во всю свою гнусную морду.
Цветет и пахнет, твою мать.
У его ног, как уже всегда, позвякивает цепью Кошмар.

Остальные здесь почти все.
Некоторые выпадают из подозрения сразу же. Кто-то - под вопросом.
Еще прилично всякого хлама болтается в округе по задворкам.
Хлам надо зачистить.

Вычислить мало. Потом мы будем долго и нудно это убивать.
Это мои ребята, и живучи они по первому классу.
Надо будет только не уснуть в процессе.

Я оборачиваюсь слегка - тут у меня, к счастью, есть пара крупных энтузиастов на эту тему.
Самооценку я вынул из-под него практически в последний момент - собственное состояние нисколько не стеснило его в выборе средств и желаний.
Можно сказать, выбили. Вчетвером, с Волей, Яростью и Рассудком.
Не порубал он нас лишь потому, что сам "в паштет".
Хорош "паштет" - я до сих пор еле ползаю...

В центре пятака, огороженного остатками стен, здоровый валун.
У него, прислонившись спиной, сейчас и стоит мой "коллекционер Кошмаров".
Я отпускаю всех, подхожу, прислоняюсь рядом. Достаю сигарету, закуриваю.
Каким бы ублюдком он ни был, зависть при его создании забыли напрочь.
То, что я собираюсь сделать, породит грань, гораздо сильнее его.
Ему это прекрасно известно, и он сделает все, чтобы так и было - желания быть первым во вред общего результата у него отсутствует в принципе.
И вообще, он один из тех редких людей, которые встречают все неприятности как нечто среднее между неизбежными осадками и второстепенными декорациями. Молча.
Он идет грудью на копейный ряд с видом, будто пробирается сквозь снегопад. Непогода, блин.
И к ранам отношение точно такое же - то есть никакое, если в двух словах.
Преданности и верности в нем - ни на йоту, но кто может быть надежнее его?
Вот она, истинная верность - он непоколебим сам по себе, а не ради каких-нибудь "высоких побуждений".
Побуждения давно засунуты им в чью-то особо невезучую "высокую задницу" и плотно притрамбованы кованным сапогом.
Свободный человек.

Сквозь легкий прищур он осматривает окрестные песчаные холмы.
Кроме сегодняшнего, моя чаша терпения переполнена теми, кто вечно разворачивает наносимый мной урон назад.
- Там еще кое-кто есть. - Голос у меня получается сухой и обветренный, как окружающие камни. Совершенно невыразительный.
- Много хлама. - У него тихий, с легкой хрипотцой. - Кто теперь?
- Жалость. И Милосердие.
Он размышляет с момент, затем кивает.
- Я разберусь.
- Управишься один?
Мне отвечает мрачная ухмылка.
- Живучие твари. Но помощники найдутся.
Кошмар у его ног слегка шевелится, негромко шурша цепью. Меня тут на днях зацепил один. Первые пол часа я заучивал по новой, как дышать, потом еще полтора - ползать хоть как-то. Не завидую я им. Не животным, ессно.
Задумавшись на миг, он продолжает:
- Ты уверен?
Теперь моя очередь кивать.
- Достали твари.
Он снова ухмыляется. Спрашивает неожиданно:
- Когда Шторм?
Я прикидываю.
- Тянут с ним. Но думаю, не позже конца июня.
Хмурится... Косится на меня с задумчивым видом.
- Ты смотри только.. Есть кое-что, что мы не должны потерять.
Какое-то время до меня доходит. Долго, скорее от неожиданности того, что он подразумевает. Потом брови мои взлетают вверх. Я удивлен дважды, мало что самим фактом - так и тем, что уж если он когда и отличится, так явно не этим. Вот он у меня какой, оказывается...
И тем не менее, вопрос этот серьезен. Оборачиваюсь к нему - но он уже вновь осматривает окрестности, точно такой же, как и всегда.
И возмутим - не более булыжника.
Я тоже возвращаюсь к созерцанию песков, подбирая ответ.
- Не думаю, что мы лишимся этого. Такое не лечится, - усмехаюсь - на крайний, я все равно прослежу. Меня сейчас больше беспокоит, как бы Шторм не пришелся на начало июля. Вот что правда будет плохо.
С этим затягиванием все было неладно, и нравилось это нам тем меньше с каждой минутой, чем больше сроки съезжали на июнь..
Его лицо приняло классическое "рассудительно-безразличное" выражение, и, заломив брови, он произнес куда-то в сторону, не оборачиваясь:
- Ну что ж... Если стихия не желает навестить нашу обитель, значит, обитель оторвет свою задницу от пола, и навестит стихию.
Ко всему прочему, это означало поездку в Москву, в которой я, к слову, уже давненько не был.
- Вот и прогуляемся. - Невозмутимо озвучил он мои мысли.
- Я бы все-таки поимел надежду управится с этим делом, желательно, еще до Каунаса.
Он фыркнул, заметив одно из своих любимых выражений.
- Я бы тоже много кого поимел, не без удовольствия. Хммм... - Последний звук, больше напоминающий утробный гул, был следствием появившейся на гребне холма пары точек. Сдается, опознал он их мгновенно. - Чем и собираюсь заняться прямо сейчас.
Рывком он оттолкнулся от стены и, отстрелив окурок, тяжелым шагом направился к холмам, воткнув в них свой убедительнейший "взгляд исподлобья" склоненной головы.
- Ни пуха. - Бросил я ему вслед.
- И без перьев, - буркнул он не оборачиваясь.
Прямоугольная из-за плаща тяжелая черная фигура удалялась, каждым шагом поднимая легкое облачно пыли и негромко брякая наличным железом.
Принюхиваясь к воздуху, неспешно следом ей трусил Кошмар.

12 мая 2007, 17:46

@темы: Извне Внутри: По Ту Сторону Зрачков