Скаэр
Специфического антидота не существует.
Часть первая. Инициация.
Часть вторая. Призрак.
Часть третья. Милосердие.
Часть четвертая. Поворот.

Я снова здесь, напару с собственной кривой усмешкой.
Мы вдвоем. Она немного обижается на "кривую", хотя, впрочем, несерьезно - и так все знает.
По всем законам жанра я уже должен быть мертв.
Не срослось.
Наверно, что-то не так.
Со мной или с жанром?
Напряжение осело в углу - спиной по стенке, как старый вымотанный солдат - расставив ноги, обхватив винтовку. Усталый взгляд, полный всего.
Я спокоен.
selig - счастливый, радостный; блаженный, благословенный, спасённый. Покойный, умерший;
Пьяный.
Немцы - практичные люди. Все одним словом, ничего лишнего.
"Было бы Красиво, да не про нас."
Да, она все про меня знает - изысканная сука, изящная задорная тварь - моя улыбка.
Она уже записала первое "+1", хотя прошла только первая пара дней.
Я посрезал верхушки деревьев в споре за крепкость моих крыльев, прекращая падение в борьбе за высоту.
Но так и не разбился. А на остальное ей плевать.
Глубоко плевать.

Они все медленно собираются здесь - мои грани, мои лица. Мои слабости и силы.
"Где же вы были раньше?", хотел бы я спросить, но ответит мне лишь Сарказм, и я отчетливо-точно знаю, что. Он здесь один из первых - надменный, жесткий и совершенно безжалостный, его королевская посадка головы, скрещенные руки, то, как он прислонился к стене, будто оказал последней величайщую во Вселенной честь - все это не оставляет никаких шансов на споры с ним. Он может трахнуть лучшую суку в жизни и вместе с оргазмом перерезать ей глотку с видом не менее будничным, чем восход солнца на востоке. И в первых строках его списка - моя Самооценка. По правде говоря, неплохо бы сохранить если не ее девственность, то хотя бы глотку.
"Хотя бы на память." Последнее вызывает легкий смех Иронии. Легкая, совсем как ангел, и утонченная, как стилет - я невзлюбил ее в последнее время - ее повадки смахивают на концлагерного спеца, работающего из личного удовольствия. Впрочем, без нее я бы точно развалился, еще годочков пять назад. А так улыбнется разик, и все кошмары с ужасами помирают в давке под плинтусами, чуть не сбив с ног меня самого - выковыривай их потом оттуда... Выковыривать, кстати, приходится нам с Сарказмом – ну куда мы без них.. Зажатые кошмарики потом, как контуженные.
Милая она, одним словом.

Постепенно здесь собираются все - такие непривычные и разные, те, кто давно тут не был. По понятным причинам. Не слишком бодрые, но вроде все целы. Что тоже радует.
У Сарказма на цепи Кошмар - лапы подобраны, плечи ввалились, взгляд потух. Голова безвольно опущена. Напоминает пантеру, только больше раза в два. Впрочем, этот еще небольшой. Самых жутких он держит у себя. Что-то вроде хобби. Личная коллекция, типа марок.

Слабый лунный свет в разбитых проемах, голые стены, каменный мусор на полу, укрытый пеплом, будто снегом. Легкие движения иногда поднимают прозрачную дымку - медленную, как потревоженный донный ил. Все напоминает двухцветный медленный сон, собрание на дне - хотя кто скажет, чем все здесь является на самом деле? Да и не имеет значения, что это на этом пресловутом "самом деле".

В дальнем углу застыл Нарциссизм. Да, это моя слабость. У него болезненный вид, он прямо вжался в стену, обняв себя за плечи - рядом нет зеркала, ему неуютно.
Напротив, на другом конце комнаты, появились Разум и Рассудок, в обнимку с Безумием и Сумасшествием. Их тела переплетены. Нельзя описать то, что происходит, когда они решают "порезвиться", но сейчас все спокойны.
Постепенно комната наполняется силуэтами - чьи-то черты обведены неярким светом, кто-то поглощен густыми непроницаемыми тенями, будто ножом вырезающими из общей картины части. Их уже больше двух дюжин, они встают вдоль стен, молча взирая на меня. Негромко звякают звенья дрогнувшего на цепи Кошмара, все также медленно над насыпью плывет потревоженный пепел, постепенно оседая вновь.
Я, как и всегда, сижу на корточках у самой целой длинной стены, в ее центре, уперевшись локтями в колени, с хитрой улыбкой, взглядом исподлобья сквозь табачный дым осматривая их всех. В зрачках поселились бесенята, всячески препятствуя благому созерцанию, но я не обращаю на них внимания. Я ищу здесь тех, кто мне нужен в первую очередь. В отличие от себя-предыдущего, я-теперешний отчетливо-точно знает, что и кому сейчас надо делать. Я нашел, наверно, даже больше, чем его есть на самом деле, обязательно придумав что-нибудь, чего не было или не было замечено в свое время - но все это пригодится вскоре. Я нахожу ту, кто мне нужна сейчас больше всего. Она совсем рядом, садится, виновато глядя мне в глаза. Слишком слаба. Ничего, это временное поправимое явление.
Подзываю остальных - несовместимых и даже порой взаимоисключающих. Ничего, именно тот коктейль, который сейчас мне нужен.

Сарказм оттолкнулся от стены, встал, прочно утвердившись на ногах, во весь рост, расправив плечи. Надменный взгляд устремлен на меня - ему интересно. Кошмар пошевелился, подняв морду, взглянув снизу-вверх на своего хозяина. На самом деле, выглядит он (Сарказм) просто отвратительно. В отличие от остальных, он никуда не убегал, и вид у него сейчас - аккурат из самой мясорубки. Что его, в принципе, не смущает совершенно. Его вообще смутить весьма затруднительно - эту свою подругу он отправил на тот свет в первых списках.
Глядя на мои действия, он ухмыляется. Я отлично знаю, что он может на все это заявить. Воистину, у нас отличное взаимопонимание.
Из проема рядом с ним, позвякивая разной металлической ерундой, неспешным шагом выходит Цинизм. Легок на помине. Этот чистенький, аж сверкает. Теперь они стоят вдвоем, плечо к плечу. Ухмылки одинаковые совершенно, морды тоже на подбор. Да и все они очень трудно отличаются - тяжелые, здоровые и черные, как свои тени. Самоуверенные, вальяжно-расслабленно-самодовольные. Утарелки, в общем.

Бесенята разыгрались совсем. Здесь в сборе более, чем достаточно, а в такие моменты я весел и задорен. И хочется чего-нибудь натворить. Разбираюсь со всеми постепенно. Кому-то надо помочь, кого-то пока укрыть. Кто-то будет нужен уже сейчас. Постепенно остаюсь только один усталый я, привалившийся к валуну и закуривший которую сигарету. И память еще. Ооо, привет, подруга. Давно не виделись, хе-хе. Разберем последний год в десятитысячный раз? Она устала до полусмерти... Уже не может двигаться, да и вообще, избита. Я не возражаю - дырки найдены, задач великая тьма и повторение по сотому кругу особо милых моментов мне сейчас ни к чему.

Чертова туча дырок, как с ними можно было жить столько лет? Вопрос раскрыт легко, смешно до слез. Не будь я столь уверен, что все это таки устранимо, перебил бы всех до последнего. Но все не так плохо, как хотелось бы. А значит, я точно знаю, что мне надо. Что мне надо делать и куда идти.

30 апреля 2007 4:21, перекрестная запись

запись создана: 13.05.2007 в 13:30

@музыка: Waltz Of King Karl

@настроение: под музыку

@темы: Извне Внутри: По Ту Сторону Зрачков