Скаэр
Специфического антидота не существует.
Еще в 7 вечера я твердо уверен, что через час-два буду сидеть дома в обнимку с любимой игрулиной.
Через двадцать минут пролетает генеральный с криком "ты едешь в мск!".
Инженер кидает домой на пять минут за сотовым и зарядкой, я понимаю, что последние годы ничерта не записал координат значимых для меня людей, но времени нет.
В одиннадцать, с билетом в кармане, обтачиваем втроем последние детали, что надо будет сделать в москве. Все довольно серьезно, если вкратце и без деталей. За плечами - нехлипкий пак документов, впереди - неизвестные люди, от которых будет зависеть лицензия, кон - тендер на много всяких семизначных денег и просто престижа.
Чай, пирожное и сигарета - ужин в кафешке на вокзале, и в 0:10 я уже в ссаненьком купе ссаненького "Мегаполиса".
Вагон из душных мужчин под сорок, для которых уже все мертво, кроме их проблем, которые они будут решать до конца своих дней. Вагон пятидесяти мертвецов, и трое из них - в моем купе, уткнувшись каждый в свой угол. К счастью, я наверху, в мехах мыслей Мазоха, и это замечателньая компания.
К часу ночи по вентиляции пускают неимоверно утрированный запах колбасы - видимо, желая вывести всех, кого можно, в вагон-ресторан для опорожнения кошельков последних.
Невероятно убого.

Утро заигрывает со мной веселой игрой лучей, кидает их лезвия под ресницы, заставляя щуриться. Ступени вокзала - Рим крайней стадии своего упадка. Огромный старый тяжелый город - ты здесь никто, ты никому не нужен. Тебя нет. Эйфория.
Окружающих зданий нет - они нарисованы на огромных картонных стендах, расставленных в сотне метров от ступеней вокзала. Маленькие машинки - блестящие макеты на шпильках далеко внизу.
Проходные турникеты метрополитена и кассы - идеальная экранизация Тропика Козерога. Пару минут стою в восхищении - совершенное совпадение, до последней точки и части звука.
Обвинения, препирательства, оскорбления и нытье вокруг касс не трогают меня, я погружен в сравнение мира маэстро с реальностью. Воздух пропитан озлобленной неудовлетворенностью вперемешку с диким гамом и громкими ударами турникетов с более редкими вкраплениями оглушительных свистков и криками, выделяющимися из общего буйства. Была такая игра когда-то, футбол,где фигуры управлялись дергая ручки. Там тоже все звонко и механично трещало. Идеальное заживоумирание.
В вагоне можно снимать экранизации Элиота или Фишера без декораций и даже без сценария. Массовка берет оскар, все счастливы. Я улыбаюсь в восхищении каждому в глаза, но это никого не пробивает. Они совершенны.
Под горячим солнцем я пропускаю нужный дом, местный мужчина, глядя на карту, указывает линию ниже необходимой и отправляет меня на север, второй закладывает километровую дугу к основанию улицы, хотя я ясно показываю, что мое здание снесено на пол мили в сторону того, о чем он говорит. Насмехается надо мной, стоя в полусотне метров от искомого. "Компас тебе еще дать". Отступив и пройдя более внимательно, захожу на проходную на глазах обоих дегенератов. Я в воссторге.

В здании восхитительные женщины. "Можно у Вас переночевать?" не пропускают стада мужчин, которые эти женщины методично рассекают, утаскивая в кабинет то одного, то другого. К сожалению, мне не туда - меня встречают. Досадно.

Документы на лицензию принимает сердитая героиня о тридцати пяти с волей бронедивизиона и взглядом в форме молотка поверх укрытого работой голода. В восхищении я забываю что сказать, язык присыхает к небу. Бумагам проще, не надо ничем ворочать, и так все видно.
В конце концов все готово, я выжимаю нужные звуки, а документы являют свой цирк. Отблагодарившись на год вперед, я наконец покидаю этот зверинец в юбке. На парадных ступенях я понимаю, что показывал сам, раздаюсь заливистым смехом, запрокинув лицо небу -- небо отвечает мерзким дождиком. Могло быть намного лучше, и кое-что важное я забыл.
Старый сотовый номер оживает, и я несусь чуть зарядить телефон, обдумывая дальнейший ход. В 14:04 - первый улыбающийся человек во всем этом городе с 8 утра. Улыбающийся сам, не ржущий в компании.
Прогулка в гиперурну не в счет, и скоро я в центре, напару с картой соображаю, где тут что.

Вечный огонь, караул, цветы. Здесь нет лицемеров, здесь - солдаты. Мимо имен городов, медленно, вспоминая, что о них знаю. Мир пропадает, юбки выбиты старым громом из головы. Брожу в тишине, размышляя о всяком.

На десятый визит в столицу недурно бы уже посетить место главного паломничества идиотов, но на красную площадь меня не пускают - почему-то я должен расстаться с литровым любимым соком, с которым мы вместе аж от моего дома. Проверяющему миллиционеру я честно говорю, что безумно до глубины души люблю и их, и это место, но красная площадь не стоит моего сока. Хотел сказать, "моих отношений с соком", но это только между нами - человек не поймет. Мы с соком любим друг друга.

Брожу по торговым рядам рядом, покупаю все, что нужно, мотаюсь по городу, завершая рабочие дела. Еду к месту ночевки.
Перетряхиваю внутричерепной бедлам в поисках какого-то бреда. Подвожу итоги. Обещают интересную задачку. Спим.
День ниочем, мутная каша из местного (вполне ухоженного) компа, трепа и поездки за билетом. По работе тишина.

Маньяки возвращаются к местам былых преступлений - я возвращаюсь к тем, кто для меня что-то значил.
В десять поднимаюсь... там. Старым путем по старым местам.
Брожу по тем самым садам, по которым тебя, Друид, я тогда водил. Тебя нет - очень жаль.
Ищу конкретно два места, в кромешной тьме среди деревьев - вверх-вниз. Капает мелкий дождик, будто напоминая о сути.
Ничерта не видно, ничерта не нахожу. Надо вернуться.

Москва - это женщина. И не потому, что род имени и метро круглое, просто это так и есть. В патриархальном обществе правит бал женщина, и чем ближе к вертикали - тем это нагляднее. Вечерняя москва - довольная сытая женщина с ленивым всполохом во взгляде. Мы смотрим друг другу в глаза в метро, и четко знаем, что сделаем друг с другом при случае. Но, во-первых, у меня уже договорено, а во-вторых, я козел.

За трое суток так ничего и не сделаю, упустив миллион возможностей. Идеальный семьянин.
В пути, пересматривая последнюю тройку месяцев, вспоминаю меткую фразу о том, что общаться трудно и напряжно именно с придурками. Беру на заметку - надо закруглять быть придурком.

В полночь к месту ночевки. Задачка обламывается. Смотрим всякую хрень и смеемся. Спим.

Последний день. Получить приказ на руки не выходит - будет готов только завтра, а мы решаем не ждать. Оказываю сопроводительные услуги к... (за глаза или хорошо, или ничего), и...

... в восемь я снова там.
Хожу, ем на ходу и курю.
Обхожу все дюжину раз под всеми углами со всех сторон. Нет, не туплю, все в принципе ясно - дерево, несущее знак, пало.
Его больше нет.
В сад медленно, цивилизованно и демократично вступили детские площадки за ручку с общественными туалетами. Второе место осталось под слоем шума или дерьма - что, в принципе, равносильно.

Просто гуляю.
В очередной полуночной тьме (о слава тем, кто совместил сотовый с фонарем в одном рецепте) придирчиво осматриваю несколько павших стволов.
Уже так. Просто так. Из интереса.
Не нахожу ничего, кроме сверкающих в ярком свете червей.

Поезд в два. Вокзал - омерзительно обслуженная выгребная яма с откровенно отстойными заведениями под вывесками "вроде как для богатых", в действительности которых отсутствует больше половины пунктов, заявленных в меню. Задавать идиотские вопросы гораздо утомительнее, чем отвечать на них - особенно если ответ укладывается в тупое "сейчас этого нет". Я устал и мне быстро надоедает.
С горем пополам нахожу свои полста коньяка в подземной кафешке прямо у платформ, где едва говорят по-русски.
сейчас, когда все сделано и готово, можно.

Три двойки идет 12 часов - сплю 11, как труп.
Утром (всмысле в час дня) в тамбуре знакомлюсь с редактором лентыру. Экспрессивный мужчина с характерной внешностью "а-ля Пушкин" и искоркой понимания в глазах, напополам с добродушным удивлением.
Болтаем о поляках, как его коллеги писали о злополучном самолете, уходим в историю и прекрасно понимаем друг друга. Мой взгляд "о малышах" переваривает абсолютное меньшинство.
Если фамилию не забыл, спишемся.

В два в Питере. С поезда на работу.
В 4 приходит факс из москвы - приказ.
mission complete, you have a levelup.

@темы: Извне Внутри, Легкие, Локальное